Новости
15 февраля 2018, 17:31

НАШИ ЗЕМЛЯКИ В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ

НАШИ ЗЕМЛЯКИ В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ

Сталинградская битва, длившаяся с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 года – крупнейшее сражение Великой Отечественной войны, в котором погибло около 480 тысяч наших воинов и более 500 тысяч человек противника. Для Кавказа она имела особое значение – благодаря тому, что гитлеровские войска понесли существенные потери под Сталинградом, им так и не удалось завоевать Кавказ.

Сражались с врагом в сталинградских степях и жители Кабардино-Балкарии. В коллекции документов участников Великой Отечественной войны УЦГА АС КБР сохранились воспоминания наших земляков - непосредственных участников Сталинградской битвы: К.П. Ступака, С.А. Успенского и В.П. Зяброва.

Константин Петрович Ступак - житель с. Кременчуг-Константиновского Баксанского района КБАССР. Войну прошел от берегов Волги до Эльбы и участвовал не только в Сталинградской битве, но и в таких крупных сражениях, как освобождение Севастополя, Украины, Белоруссии, Польши. Константин Петрович - участник штурма Берлина. Во время войны был награжден боевыми орденами и медалями, а после войны занимался поисковой работой в отношении погибших и пропавших без вести в Великую Отечественную войну односельчан. Его публикации о героизме наших земляков в советское время можно было увидеть на страницах местной печати и в книге «Боевая слава Кабардино-Балкарии».

Сергей Алексеевич Успенский родился в 1923 г. в с. Разиньково Тульской области. Всю жизнь проработал в органах суда и прокуратуры. Позже, уже спустя много лет после окончания войны, переехал в г. Нальчик на постоянное место жительства, где работал юрисконсультом на машиностроительном заводе и в ПО «Севкавэлектронмаш». Во время Великой Отечественной войны служил в артиллерийских войсках в звании гвардии лейтенанта, являлся командиром огневого взвода. Принимал участие в боях под Сталинградом, на Курской дуге, на Украине, в Молдавии, Румынии, Польше. Дважды был ранен. Награждался Орденом Красной звезды, орденом Отечественной войны 1 степени, медалями «За оборону Сталинграда», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейными наградами.

Владимир Петрович Зябров – уроженец с. Ново-Ивановка Майского района КБАССР. После окончания средней школы в 1940 г. работал в ново-ивановском колхозе «Ленинцы» в качестве помощника комбайнера и трактористом. В сентябре 1940 г. был призван в Красную Армию и направлен в Краснодарское стрелково-минометное училище. Затем окончил курсы командиров минометных батарей при артиллерийской ордена Ленина академии РККА им. Дзержинского в Москве. В декабре 1941 г. лейтенанта Зяброва назначили командиром минометных батарей 214-й стрелковой дивизии, после чего он попал на фронт и принял участие в крупнейших сражениях Великой Отечественной войны.

Публикуем их бесценные свидетельства, воспоминания о Сталинградской битве, в настоящей подборке документов. Воспоминания собраны сотрудниками Архивной службы КБР в 1993 году.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ УЧАСТНИКА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ СТУПАКА КОНСТАНТИНА ПЕТРОВИЧА

…Среди тех, кто сражался, а затем и разгромил немецких захватчиков на берегу великой русской реки Волги, было 17 человек односельчан из Крем-Константиновки. Из них и три женщины: Ратушная Нина Евлампиевна, Голинская Дарья Иосифовна и Резник Евдокия Лаврентьевна. Они служили в войсках противовоздушной обороны и защищали сталинградское небо от фашистских стервятников. Стойкость и отвагу в боях за Сталинград проявил водитель танка Григорий Федорович Голинский.

2-ой танковый полк, в котором он служил, оборонял тракторный завод. Однажды ранним утром на позиции полка обрушился град снарядов, и лишь с воздуха бомбили немецкие самолеты, после на позиции полка двинулись вражеские танки, за ними - пехота. Завязался бой, отдельным танкам врага удалось вклиниться в оборону полка, но от метких выстрелов наших танков они загорелись. Один вражеский танк шел в лобовую атаку на танк Голинского. Но дойти не удалось, он загорелся. Из горевшего танка выскочило два немца, один из них был офицер, оба немца были пленены. После разгрома немцев под Сталинградом боевые дороги войны повели Григория Федоровича на Украину, принимал участие в освобождении Румынии, Болгарии, Австрии и Югославии.

День Победы застал его в Белграде. Родина высоко оценила заслуги ветерана воины, наградив его орденами: «Красной звезды», «Отечественной войны» II степени, медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За Победу над Германией» и многими юбилейными медалями.

Навсегда остались в памяти рядового Писаренко Карпа Яковлевича (уже ушедшего из жизни) эти дни, когда на подступах к Сталинграду стрелковый полк, в котором он служил, на оборонительном участке разгромил румынскую группировку. Храбрый воин Писаренко одним из первых ворвался в траншею противника и из своего автомата уничтожил несколько румын. За этот подвиг Писаренко был удостоен медали «За отвагу». После окончания Сталинградской битвы Карп Яковлевич громил врага на Украине, в Польше. Штурмовал логово фашизма Берлин и на стенах Рейхстага оставил свой автограф.

За храбрость и отвагу он награжден, кроме медали «За отвагу», медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией». В ознаменование 40-летия нашей Победы ему был вручен орден «Отечественной войны» II степени.

В окружении и уничтожении 330-тысячной гитлеровской армии Паулюса активное участие принимал артиллерист кременчужец Саньков Константин Андреевич. Как-то в холодный январский день окруженные немецкие войска из орудий минометов обрушили ураганный огонь, -рассказывает Константин Андреевич, - с целью заставить замолчать нашу батарею. Потом двинулись танки, позади танков немецкая пехота, но от метких выстрелов из орудий, где на одном орудии рядовой Саньков был наводчиком, три вражеских танка загорелись, а немецкие пехотинцы были отрезаны от танков силами нашей пехоты, атака немцев отбита. Впоследствии разгромлена и вся гитлеровская армия под Сталинградом…

…В составе 166-го гвардейского зенитно-артиллерийского полка в обороне Сталинграда участвовал и автор этих строк. Орудийные расчеты нашего взвода сбили шесть фашистских самолетов. К моменту окончательной ликвидации окружной группировки ее командование любыми средствами стремилось организовать эвакуацию высшего офицерского состава, который пытались вывозить ночью, на большой высоте самолетами ХЕ-III. Большинство вражеских машин не могло прорваться сквозь огонь нашей зенитной артиллерии. Как-то морозной январской ночью мы втроем дежурили у орудия, я выполнял обязанности наводчика. Другой боец заряжал, третий подавал снаряды. От прямого попадания «Хейнкель» загорелся в воздухе и упал, взорвавшись. Утром осмотрели место падения, обломки самолета и поняли, что на нем находились офицеры врага.

После разгрома под Сталинградом полк, в котором я служил, освобождал Украину, Белоруссию, Польшу, штурмовал Берлин и вышел с боями на Эльбу, где и зачехлили свои орудия. Награжден орденами: «Ленина», «Боевого Красного знамени», двумя орденами «Отечественной войны» первой и второй степеней, медалями: «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией» и многими юбилейными медалями…

УЦГА АС КБР, Ф. Р-814, оп. 4, д. 107, лл.1-6.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ УЧАСТНИКА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ УСПЕНСКОГО СЕРГЕЯ АЛЕКСЕЕВИЧА

(В ЗАПИСИ КОЖАНОВА С.П.)

Семнадцатилетним подростком после окончания школы поступил Сергей Успенский учеником электрика на Московский завод «Изолит». Трудовой подъем, царивший во всей стране, захватил юношу, но не долго пришлось ему работать… Весть о войне застала его во время дежурства на заводе.

…В декабре 1941 г., когда под Москвой началось контрнаступление, он твердо решил уйти на фронт. Несколько раз обращался в военкомат, но ему отказали – нужен в тылу. Тогда он со своим товарищем решили попасть на фронт. Взяв самое необходимое, они тайком добрались до Москвы (из Нижнего Тагила – Н.Б. ). В Москве добились своей цели – товарища направили в войска ПВО, а его в Томское артиллерийское училище.

В 1942 году сложилась тяжелая обстановка на фронте. Под ударами фашистских полчищ наши войска, оказывая ожесточенное сопротивление, отступили к Волге. Тревожно было на душе у курсантов училища. Все стремились быстрее закончить учебу и попасть на фронт. После окончания училища Успенскому было присвоено звание младшего лейтенанта, и он в числе группы других командиров [был] направлен в артполк 226 стрелковой дивизии, которая в то время формировалась в районе Бугуруслана. Вскоре эшелоны дивизии были спешно направлены на фронт северо-западнее Сталинграда. Успенского откомандировали из артполка офицером связи при штабе дивизии.

Нелегка служба офицера связи - в любую погоду и время он должен выполнить поставленную перед ним задачу - вручить командированию секретный пакет, за которым охотилась немецкая разведка. В бескрайних сталинградских степях трудно ориентироваться, особенно в темную ночь. Благодаря тому, что немцы освещали ракетами свой передний край, можно было не перейти линию фронта и не попасть к врагу. От офицера связи во многом зависело выполнение боевого приказа подразделением.

В период Сталинградской битвы Успенскому пришлось исколесить немало степных балок. Не один раз попадал он под огонь немецкой артиллерии, шестиствольных минометов и авиации. Пришлось пережить и суровые морозы, снег, дождь и слякоть. Доводилось ему конвоировать пленных немецких офицеров, которые из-за сильных морозов и ветра не могли идти навстречу ветру.

1 февраля 1943 г., следуя из штаба дивизии в артполк, Успенский встретил колонну немецких военнопленных, которые шли в наш тыл. Трудно описать их внешность. Истощенные, грязные, в рваной одежде, они еле передвигались. Головы и ноги у многих из них были закутаны платками и разным тряпьём.

Утром 2 февраля 1943 г. Успенский вместе с нашими бойцами вошел в Сталинград в районе тракторного завода.

После Сталинградской битвы наша 66 армия, переименованная в 5-ю гвардейскую армию, сосредоточились в районе с. Скородное и готовилась к жестоким боям на Курской дуге…

УЦГА АС КБР, ф. Р-814, оп. 4, д. 108, лл.1-2.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ УЧАСТНИКА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, КОМАНДИРА БАТАРЕИ 214-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ КАПИТАНА ЗЯБРОВА ВЛАДИМИРА ПЕТРОВИЧА

…После взятия Совхоза № 1 частями дивизии противник отошел в район Малой Россошки, Западновки, Большой Россошки и засел в Укрепрайоне, построенном нашими войсками для обороны Сталинграда и оставленном осенью прошлого года без боя. Пехоты в 776 СП почти не осталось. Все три батальона были сведены в один, и в этом сводном батальоне была одна рота. Более или менее сохранились спецподразделения пушечная (76 мм), противотанковая (45 мм), минометная (120 мм) полковые батареи, минометные (82 мм) полковая и батальонные минроты, пулеметные взвода и взвода ПТР, саперные подразделения. При поддержке артиллерийских соединений и установок РС артиллеристы дивизии прямой наводкой крушили ДЗОТы и другие огневые точки врага. В результате многодневных упорных боев Укрепрайон был прорван, освобождены Малая и Большая Россошки и Западновка. Совершив обходной маневр, 776 СП прорвался к аэродрому в районе Питомника и овладел им. К тому времени это был единственный в кольце аэродром, где приземлялись немецкие транспортные самолеты, доставлявшие окруженным войскам боеприпасы и продовольствие и вывозившие раненых и офицерский состав, оставшийся без солдат. Наши авиация и тяжелая артиллерия наносили мощные удары по скоплениям войск противника в балках, расположенным в его тылу. Все балки были забиты искореженной военной техникой и завалены трупами фашистов.

В освобожденном пригороде Сталинграда Городище, у чудом уцелевшей колокольни, располагался немецкий госпиталь. Рядом с госпиталем были вырыты траншеи шириной и глубиной в 2 м и длиной около 10 м. Одна из них полностью, а другая до половины были заполнены трупами, а вокруг, насколько позволяла видимость, простиралось кладбище с деревянными крестами на могилах. Населенные пункты, упомянутые мною, носили лишь условные названия, так как в них не осталось ни одного дома. Все они были или сожжены, или разобраны на постройку блиндажей.

26 января войска 65 армии, в которую к тому времени входила 214 СД, соединились с войсками 24 армии, расчленив окруженную группировку на две изолированные части.

31 января южная группировка во главе с командующим 6-й немецкой армии фельдмаршалом Паулюсом капитулировала. Освободившиеся наши войска были переброшены на ликвидацию северной группировки. Боевые порядки были настолько уплотнены, что прибывающим артиллерийским частям не хватало места для размещения огневых позиций.

1 февраля наша артиллерия нанесла невиданный по мощности удар по позициям врага. Противник не выдержал этого удара и побежал, а местами целые подразделения, против воли командования, начали сдаваться в плен. 2 февраля началась организованная сдача в плен. Построившись в колонны по 100-150 человек в каждой, пленные из города двигались к нашим позициям. Сгорбленные, понурые, закутанные в грязное тряпье, с обмороженными и заросшими лицами и пухлыми от голода ногами, они представляли жалкое зрелище. Трудно было поверить, что эти полулюди, полу-звери еще недавно браво шагали по земле покоренных стран.

3 февраля при проческе завода «Баррикады» и прилегающего к нему поселка 214 СД пленила еще 600 фашистов.

Так закончилось невиданная по масштабам и по своей жестокости битва за Сталинград.

4 февраля нам пришлось пройти еще одно испытание. При 25º морозе и сильном ветре полки дивизии передислоцировались пешим порядком в район ст. Вороново. 776 СП получил задачу расположиться в балке Дубовой в нескольких километрах за ст. Вороново. Шли по изрезанной балками, изрытой окопами, разрывами снарядов и бомб, буквально нашпигованной минами заснеженной степи. Саперы, проделавшие проходы в минных полях, из-за отсутствия вех, обозначали безопасные места снежными холмиками, в которые втыкали замерзшие трупы немецких солдат. Колеса телег часто натыкались на мерзлые трупы, прикрытые снегом. Путь этот напоминал мифическую дорогу в ад! В этом переходе моя батарея потеряла двух человек, заболевших накануне. Они замерзли в пути.

Оборудовав землянки, мы полтора месяца пробыли в балке Дубовой. Когда установилась ясная погода, я поднялся из балки наверх и увидел страшную картину. Вся заснеженная степь была покрыта черными кругами. Временами над этими кругами поднимались черные движущиеся предметы. Это были стаи грачей и ворон, пировавшие у неприкрытых снегом трупов! Радость победы над врагом омрачалась от сознания цены, которую пришлось заплатить за эту победу. После схода снежного покрова на полях сражений было подобрано свыше 150 трупов немецких солдат и офицеров и около 47 тысяч наших. А сколько их было захоронено во время боев? Кто их считал!

…Для меня Сталинградская битва была хорошей школой. Здесь я испытал горечь неудач и радость побед, здесь я познавал военную науку и приобрел опыт, здесь я научился анализировать события и предопределять ход их дальнейшего развития. Это была школа стойкости, мужества, военной смекалки и боевого мастерства.

УЦГА АС КБР, ф. Р-814, оп. 4, д. 78, лл. 6-7 об.

Н.А. Бальжатова,

зав. сектором использования документов

и методической работы УЦГА АС КБР

Р.К. Багова,

ведущий специалист-эксперт

сектора использования документов

и методической работы УЦГА АС КБР

В.П. Зябров –

участник Сталинградской битвы.

Фото из коллекции УЦГА АС КБР

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg