Новости
7 апреля 2018, 09:01

Ночной барон

Мягкий лунный свет тихо струился сквозь кроны старых чинар, отбрасывая загадочные тени на посеребрённую обильной росой траву. Где-то неподалёку в ночной перекличке бормотали совы, а в густых ветвях лесного орешника затевали возню соньки, удивительные создания природы с большими и печальными глазами, похожие одновременно и на белок, и на крыс. Ночь опускала свои бархатные крылья над лесным массивом. Припозднившись на охоте, мы с моим другом выбирались из ночного леса к дачному посёлку, прилепившемуся к его опушке. У друга там, по его словам, было аж целых шесть соток, кои он гордо величал «фазендой». Так же был в наличии маленький домик, сложенный из туфовых блоков, выписанных под скромную зарплату в лихие девяностые. К этому-то очагу цивилизации  и лежал наш тернистый путь. Труден он был от того, что закрутил нас лукавый по ночному лесу и всё никак не хотел вывести на нужную тропу. Друг мой, по натуре своей человек тихий и спокойный, начал уже кипятиться, поминая лешего нехорошими словами. Я же в свою очередь призывал его к спокойствию. Спор наш, на мой взгляд, со стороны выглядел странновато. Будто спорили два глухонемых. На деле же нам не хотелось нарушать царственную тишину ночного леса, и мы общались в основном жестами, иногда обогащая диалог шипящими звуками. Так и шли, перелезая через колодины и переходили какие-то овраги, бесконечно оступаясь и поддерживая друг друга под руки. Наконец впереди сквозь деревья показался просвет. Это придало нам силы, и вскоре нашему взору предстала небольшая поляна. – Надо отдохнуть, – предложил я другу, на что он безропотно согласился. Присев на поваленное дерево, мы стали рассуждать. Напарник настаивал дождаться утра. Мне же интуиция подсказывала, что нужная тропка, ведущая к дачам, где-то рядом.  Вдруг неподалёку послышался лёгкий шорох. Моя рука непроизвольно сжала шейку приклада ружья. – Не спеши, – молвил напарник, напряжённо вглядываясь куда-то вглубь поляны, озарённой призрачным лунным светом. Звериная тропа проходила от нас метрах в двадцати. Шорох  приближался. Медленно, стараясь не создать шума, я поднял ружьё. На тропе как тень возникла фигура крупного волка. – Барон, – громко крикнул внезапно мой друг, – Барон, ко мне! Круто изменив направление, на хорошей скорости тень бросилась к нам. – Не стреляй, – весело сказал мой спутник, принимая в свои объятия зверя. Тот в свою очередь пытался  тоже как бы приобнять его передними лапами, стоя при этом на задних. Так с минуту они кружились в этом странном танце. Иногда у зверя вырывались горловые звуки. Друг же мой постоянно повторял как заклинание:   – Барон, Барон! Я был поражён, со стороны наблюдая эту картину. Волк и человек, как два закадычных друга, радовались встрече. Наконец, угомонившись, они завалились на траву. – Барон – собака моего соседа по даче, – сказал мой напарник, – а я его подкармливаю. Отец его чистокровный немец, а мать – волчица. Вот так и ходит он по  ночам в одиночку, подъедая где придётся, а может, и охотится. Только теперь я смог хорошо рассмотреть пса. Густая шерсть волчьей масти покрывала его  мускулистое тело. Хвост же по-волчьи висел поленом. Взгляд жёлтых глаз был открыт и независим. Лишь уши, несколько крупноватые для волка, выдавали в нём метиса. – Ночлег отменяется, – изрёк мой напарник – Барон выведет нас из этого чёртова леса, – безапелляционно добавил он. Так и выведет, с сомнением подумал я, но, взглянув на явно ухмыляющуюся морду волкопса, промолчал. – Что, охотнички, заблукали, – откровенно было написано на его физиономии. – Барон,  веди нас, милый, домой, – сказал мой друг и добавил более властно, – Барон, домой! Не издав ни единого звука, пёс развернулся и потрусил лёгкой рысью назад. Нам с другом оставалось только поспевать за ним. – Ты с ним как с человеком, – сказал я другу на ходу. – А он и есть человек, причём в разы порядочнее многих, – ответил тот. – Думаешь, он за колбасу, которой ты его угощал, старается? – задал в свою очередь  мне вопрос мой напарник. – Очень ошибаешься. Просто мы с ним друзья, а друзья никогда не бросают в беде! В нём я уверен как в себе. Тем временем впереди сквозь деревья замерцали огоньки дачного посёлка. Не прошло и двадцати минут, как Барон вывел нас к дому. На опушке он остановился и присел. До «фазенды» напарника оставалось метров сто. Там нас ждали заслуженный ужин и отдых. – Пойдём с нами, Барон, – позвал я пса, но тот лишь вильнул своим поленом и растаял в ночном лесу. Независимый гордец, он ушёл по своим только ему понятным делам. Настоящий ночной Барон, подумалось мне. Тем временем мой друг Володя уже скрипел калиткой своей «фазенды».

Даниил Халишхов









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg